Новости Статьи Обучение Термины Компании Банковские металлы
Новости
17.10.18

Тигипко намерен купить еще один банк
17.10.18

В Днепре подожгли и взорвали банкомат "ПриватБанка"
17.10.18

Суд удовлетворил кассационную жалобу НБУ на решение о расторжении договоров ипотеки с "Буковелью"
17.10.18

В Швейцарии арестованы счета "банкира" Курченко на 2 млн долларов - прокуратура
17.10.18

В Украине начали штрафовать за превышение скорости на дорогах

Все новости >>>

7264.png

Мнение профессионала
Блокчейн пошатнет гегемонию Голливуда в киноиндустрии

Блокчейн как технология сформирует IT-индустрию следующего поколения. В прошлом мы четко разделяли финансовый сектор и информационные технологии, но на данный момент это уже неактуально. Традиционная финансовая парадигма изменилась и теперь существует в симбиозе с IT. В этом смысле у финансового сектора просто нет выбора, им необходимо внедрять децентрализованные решения.

Сэм Чи: Глава компании Landmark
Правило успеха
"Мы должны запастись терпением, на рост нужно время"
Финансы

18379.jpg


Депозиты

Ликвидатор "Дельта Банка": Банкротства "Дельты" можно было избежать
27.07.18

История банкротства Дельта Банка уже почти превратилась в легенду. Системный банк, четвертый по размеру активов в стране, «лопнул», задолжав кредиторам 54 млрд грн. Это стало крупнейшим банкротством финучреждения за историю независимой Украины. «Переплюнуть» «Дельту» мог разве что Приват. Но правительство и НБУ предпочли не играть с огнем и решили его национализировать.

Нацбанк признал Дельта Банк неплатежеспособным 2 марта 2015 года. Сразу после введения
материалы в тему:
временной администрации вскрылась невероятная афера. За последние полгода до банкротства, под носом куратора НБУ, из банка вывели десятки миллиардов гривен. Временный администратор, а затем и ликвидатор «Дельты» Владислав Кадыров говорит, что схемы в банке достигали невиданных ранее масштабов.

Он рассказал о том, что творилось в «Дельте» три года назад, и что происходит сейчас. Это первое эксклюзивное интервью Владислава Кадырова для СМИ за более чем 3 года.

— Сколько за три года Фонд выплатил вкладчикам Дельта Банка? Остались ли такие, кто еще не получил гарантированную сумму из ФГВФЛ?

— Гарантированное возмещение до 200 000 грн еще не получило 311 000 вкладчиков, которые по тем или иным причинам не обратились в Фонд. ФГВФЛ им должен порядка 515 млн грн.

Речь идет о небольших суммах вкладов, и Фонд готов выплатить их людям, если они обратятся. Суммарно Фонд выплатил вкладчикам «Дельты» 15,7 млрд грн. Компенсации получило 455 000 вкладчиков.

Примерно 8,5 млрд грн вернули еще в период временной администрации – эти деньги получили более 360 тысяч человек. Остальные 7,2 млрд грн были выплачены уже в период ликвидации банка. За весь период, в течение которого банк выводился с рынка, нам удалось погасить задолженность перед Фондом гарантирования на 6,5 млрд грн. В эту сумму, прежде всего, входят суммы выплат. Мы смогли это сделать за счет текущих кредитных погашений, принудительного взыскания задолженности по кредитам, продажи имущества должников в рамках процедуры банкротства и, конечно, за счёт продажи активов банка.

— Остались еще крупные вкладчики, у которых в Дельта Банке зависли депозиты на сумму более гарантированных 200 000 грн…

— Да, это вкладчики 4 очереди. Им нужно вернуть 8,8 млрд грн.

— И примерно такую же сумму банк должен НБУ по кредитам рефинансирования. Насколько я знаю, вкладчики и Нацбанк спорят из-за этих денег?

— Долг перед НБУ – около 9,3 млрд грн. Эта сумма уже сократилась до 6,6 млрд грн. Вкладчики «Дельты» подали иски к Национальному банку и пытаются признать договоры залога под рефинансирование Дельта Банка недействительными. Если суд вынесет решение по какому-то из залогов в их пользу, Нацбанк превратится по такому кредиту из обеспеченного кредитора в кредитора седьмой очереди. Это в разы повысит шансы вкладчиков. В этом случае банк будет перечислять деньги, полученные от продажи кредитов, которые были предметом залога в Нацбанке, на погашение долгов кредиторов третьей, а затем и 4 очереди – к последней относятся и вкладчики «200 000 +».

— Три года назад, когда Вы пришли в Дельту в качестве временного администратора – что Вас поразило больше всего?

— Масштабность и цинизм, с которым из банка выводили деньги. Таких масштабных схем как в «Дельте», я не видел еще нигде. Аудиторы, которых привлекли к анализу ситуации в банке, установили, что отчетность не просто искажалась - ее, по сути, в последние годы перед временной администрацией «рисовали». Я не понимаю, как регулятор этого не увидел? Ведь в банке работал куратор НБУ. Куда он смотрел?

В 2014 году банк должен был находиться под усиленным контролем Нацбанка из-за выданных кредитов рефинансирования, а после признания его проблемным в Дельте больше 4-х месяцев работал куратор НБУ. Было чувство, что те люди, которые выводили деньги, действовали с ощущением полной безнаказанности, уверенности, что потом все удастся «порешать».

— Какой была ситуация в банке на момент введения временной администрации?

— По данным отчётности, которая подавалась банком на момент признания его неплатежеспособным, активы Дельты составляли более 74 млрд. грн., а сумма вкладов только физических лиц превышала 31,4 млрд. грн. При этом, как выяснилось, балансовая и оценочная цена активов принципиально отличались, а кредитный портфель банка имел глубокие системные проблемы.

Когда мы сделали инвентаризацию и сформировали ликвидационную массу, мы увидели, что балансовая стоимость активов банка составляла 87,5 млрд грн, а оценочная стоимость в 3 раза меньше – 29,2 млрд грн. Какой окажется реальная, рыночная, стоимость этих активов – покажут только результаты торгов.

Сумма, которую банк должен кредиторам – как физическим, так и юридическим лицам, почти достигала 54 млрд грн. Около 9 млрд грн – это задолженность перед кредиторами 4 очереди, 15 млрд грн – кредиторами 3 очереди (то есть собственно перед Фондом), 9 млрд грн – НБУ и т.д.

В соответствии с законом о системе гарантирования вкладов мы были обязаны проверить законность операций, которые проводились в Дельте за год до введения временной администрации. Мы увидели, что сотни договоров не просто были заключены с нарушениями законодательства, это был чистый вывод средств. Из Дельты вывели активы (или попытались вывести в случае с незаконными залогами) на сумму свыше 20 млрд грн. через заключение никчемных сделок.

— Какие схемы для этого использовались?

— Их множество. Руководство банка заключало договоры залога с крупными кредиторами – юридическими лицами в ущерб интересам других кредиторов. Например, некая фирма имеет текущий счет в банке. В один прекрасный день она хочет забрать деньги. У банка уже очевидные проблемы, поэтому менеджмент предлагает компании взять вместо денег активы. Это автоматически превращает ее в обеспеченного кредитора. Де-юре это означало, что в случае введения временной администрации и последующей ликвидации банка компания получит деньги вне очереди.

По такой схеме действовали, в том числе, госкомпании – та же ГИУ, которая подписала договор залога на 3,9 млрд грн, и Ощадбанк с суммой залога более 1,7 млрд. На тот момент все уже понимали, куда катился банк и старались прикрыть тылы на будущее.

Одни и те же активы Дельты неоднократно передавались в залог разным кредиторам, включая НБУ. Общий объем активов, которые были несколько раз переданы Нацбанку в залог – порядка 100 миллионов гривен. Например, в двойной залог, причем с разницей всего в месяц, был отдан пул карточных кредитов более 97 тысяч физических лиц. Думаю, оценку данной ситуации должны давать правоохранительные органы. Банк подал соответствующее заявление о выявленном нарушении.

Неоднократно применялось и так называемое «схлопывание». Например, у физического или юридического лица на счету в Дельта Банке хранились деньги. Проблемный банк уже не мог их вернуть. Поэтому заключался договор поручительства, и за счет депозитов гасились («схлопывались») кредиты. Банк «живых» денег не получал, а право требования по кредиту переходило к поручителям.

Банк перекредитовывал компании: старые обеспеченные кредиты гасились за счет новых, которые выдавались уже без всякого обеспечения. А потом эти кредиты заемщики выкупали через подставные фирмы за копейки.

Когда мы выявили эти схемы, мы подали в суды сотни исков. Большинство дел, особенно крупных, мы выиграли. Суд стал на нашу сторону и в деле ГИУ, и в споре с Ощадбанком, и в спорах по другим аналогичным обеспечениям требований отдельных кредиторов. Напомню, у Ощадбанка была похожая ситуация: он взял у Дельты в залог активы на сумму свыше 1,7 млрд грн. Мы признали эти договоры никчемными и выиграли дела, в том числе, в Верховном суде. Сейчас мы занимаемся возвратом переданных Ощаду перед временной администрацией документов и продажей возвращённых активов.

— Почему госструктурам было так сложно договориться между собой? Почему вопросы пришлось решать через суд?

— Не забывайте, у них пропали активы в Дельта Банке. Естественно, и ГИУ и Ощад защищались как могли, ведь с них бы за это спросили. Дельта, хотя и был системообразующим банком, все же не являлся государственным. А госструктуры, исходя из неизвестных нам соображений, положили туда миллиарды гривен.

— Я слышала о некоем «черном» списке?

— Да, был такой black list. На протяжении 2012-2013 года Дельта обналичивал деньги через физических лиц, которые понятия не имели о том, что стали участниками схемы. Работало это очень просто: например, у некоего гражданина Иванова был карточный кредит на 5 000 грн, выданный в 2008 году, который он не погасил. Банк, не сообщая Иванову, повышал кредитный лимит по карте до 100 000 грн и через подставных лиц снимал эту сумму. Таких операций было проведено на 4,5 млрд грн. Более 50 000 граждан попали в результате в «черный» список должников.

— Как решается эта ситуация?

— Естественно, такие кредиты мы не продаем и не подаем иски к этим должникам, ведь речь идёт о системном, особо крупном уголовном правонарушении со стороны сотрудников банка. Фонд подал заявление в правоохранительные органы, теперь мы ждем решение. Надеемся, что ситуация решится в пользу клиентов. Но у нас останется проблема – ведь задолженность на 4,5 млрд грн никуда не денется.

— Как еще выводили деньги?

— На момент введения в Дельту временной администрации на его корсчетах в банках-нерезидентах — Майнл Банк, Винтер Банк, Фрик Банк -якобы находилось около $250 млн. Мы обратились в эти банки с требованием их вернуть. Но в двух случаях выяснилось, что деньги, отображённые в учёте, на самом деле уже были списаны накануне признания банка неплатежеспособным. Третий банк немедленно запустил такое договорное списание с корсчёта за границей, которое украинскому банку невозможно остановить. Все эти миллионы были списаны в счет погашения кредитов другим нерезидентам. При этом, в учёте и уходившей на НБУ отчётности банка эти деньги заявлялись не как обеспечение – договор залога нигде не был отражен. То есть имело место искажение пруденциальной отчетности, обман. Безусловно, в свое время это повлияло и на принятие решения Нацбанком при выдаче рефинанса. По сути, это было ни что иное, как скрытое кредитование нерезидентов, выведение средств.

— То, что Вы рассказываете, звучит невероятно…

— Поверьте, это еще не самые изощренные схемы. Когда временная администрация вошла в Дельту, мы увидели, что у банка на счету в одном из банков-нерезидентов есть деньги – около $220 млн. Речь о «живых» деньгах, которые отображались в учете и отчётности, подававшейся на НБУ. Но когда мы дали запрос в банк с требованием вернуть эти деньги, нам ответили, что счет был закрыт еще в 2013 году, по нему нулевой остаток. То есть фактически Дельта «рисовал» первичные документы, якобы подтверждающие зачисление несуществующих денег на счета банка и его клиентов. В том числе, показывала НБУ, что эти фиктивные средства зашли в банк. С ними шли обороты на сотни миллионов долларов. Этими несуществующими деньгами гасили кредиты. На них начисляли проценты. Ими оплачивали покупку активов. НБУ, проверяя отдельные операции, в которых, как потом выяснилось, были использованы фиктивные деньги, почему — то не смог заметить мошеннических операций. Это беспрецедентная по уровню циничности схема.

— То есть банк разваливали целенаправленно? Причина банкротства – глобальный вывод денег, а не нежизнеспособная бизнес-модель?

— Дельта был достаточно молодым банком, который изначально был ориентирован на розничное кредитование. Какое-то время этот бизнес работал успешно. Простой пример: за период временной администрации (то есть за три года) мы собрали «живыми» деньгами порядка 10 млрд грн. Из них 6,5 млрд грн мы отдали Фонду, более 2,5 млрд грн – вернули Нацбанку. Часть этих денег мы получили от продажи портфелей кредитов, но львиная доля – это платежи физлиц по карточным займам. Когда мы вошли в Дельту, у банка было 2 тыс. корпоративных и 1,3 млн. розничных заемщиков. То есть каждый 35 гражданин Украины был должен Дельте. Этот портфель гасился, и мы работали над тем, чтобы не остановить эти бизнес-процессы.

Можно ли было избежать банкротства банка? Думаю, да. Если бы из него не вывели активы на десятки миллиардов гривен, а банк работал бы честно – выдавал потребкредиты, финансировал МСБ – было бы все нормально. Да, наверное, наладить его работу снова было бы непросто. Наверное, где-то пришлось бы сделать реструктуризацию, где-то сэкономить, поменять менеджмент, но вопрос о ликвидации банка все же не стоял бы.

Главным условием для спасения банка могла стать своевременная реакция регулятора на первые проблемы, например, с задержкой платежей, в таком крупном системном банке как Дельта.

Даже если бы временную администрацию в банк ввели раньше, мы точно смогли бы сберечь большую часть активов. И нам не пришлось бы ввязываться в судебные тяжбы. Массовый вывод активов начался за полгода до введения временной администрации. Почему НБУ так поздно ее ввел – это вопрос не ко мне.

— А корпоративный портфель Дельты генерит какие-то потоки?

— К сожалению нет. Его только условно можно назвать корпоративным. Примерно 51% — это купленный портфель. Дельта покупал кредиты в разных банках, причем часто без анализа рентабельности, правильности покупки. Некоторые из заемщиков-юрлиц к этому времени уже были ликвидированы. Иногда кредит покупался как ипотечный, а де-факто ипотеки не было. Корпоративные заёмщики пытались «схлопнуть» свои кредиты, вывести их через продажу финкомпаниям, расторгая при этом договора ликвидных залогов. Сейчас эти активы еще более упали в цене. Мы прилагаем все силы для возврата активов и в большинстве случаев выигрываем такие судебные дела. Но вернуть назад обеспечение, которое часто поменяло уже нескольких хозяев, намного сложнее и дольше.

— Какие крупные процессы уже успел выиграть Дельта Банк?

— Например, мы выиграли суд у Укргазвидобування на 215 млн грн. Предприятие участвовало в схеме «схлопывания» кредита – его якобы погасили за счет средств поручителей – физлиц, которые находились на депозите в банке. Мы настояли на том, что это погашение было незаконным. Еще в 2014 году, до введения временной администрации в Дельта Банк, НБУ принял постановление, в котором прописал, что кредиты должны гаситься исключительно живыми деньгами. А в этом случае задолженность погашалась деньгами поручителей внутри банка. То есть Дельта лишался крупного актива, который в будущем можно было продать. Он также терял задолженность, которую можно было взыскивать, чтобы перечислить деньги кредиторам банка. Мы увидели эту схему, восстановили кредит на баланс, насчитали проценты и подали в суд. Суд подтвердил нашу правоту, признал «схлопывание» незаконным и взыскал с Укргазвидобування 215 млн грн. Они уже поступили на счет банка.

— Какова общая сумма споров, которые уже выиграл в суде Дельта Банк? Активы на какую сумму удалось вернуть на баланс?

— Кроме уже упомянутых споров с Укргаздобычей, Дельта выиграл более 75 судов, связанных с признанием недействительными сделок по продаже кредитов по заниженной цене, а также с незаконным погашением кредитов. В законную силу уже вступили решения судов по 25% инициированных банком споров по никчемным сделкам.

Позитивные решения выносятся и по спорам, связанным с закреплением активов банка к отдельным кредиторам. В качестве примера могу привести иск к финкомпании о залоге, который мы не могли признать никчемным из-за сроков, установленных законом. Мы выиграли это дело: признали договор недействительным в судах и освободили из залога активы банка на сумму почти $16 млн.

Дельта выиграл многочисленные процессы по незаконным залогам – кроме уже упомянутых Ощадбанка и ГИУ было ещё несколько контрагентов. Балансовая стоимость освобождённого в результате таких решений судов кредитного портфеля, ценных бумаг и недвижимости превышает 10 млрд. грн.

Выигранные дела позволят нам продать эти освобожденные активы и за счёт полученных денег погашать требования кредиторов в порядке очерёдности.

За период временной администрации и ликвидации банка позитивные решения также получены по более, чем 350-ти спорам о взыскании задолженности с корпоративных заёмщиков.

Еще сотни исков рассматриваются судами разных инстанций. Основная проблема состоит в том, что получить позитивное решение суда по выведенному кредиту — только начало. Для формирования рыночной цены на актив необходимо вернуть залог. А выигрыш в суде по взысканию задолженности ещё надо реализовать, реально взыскав долг.

— Какие из крупных дел вы проиграли?

— Иногда мы проигрываем дела, связанные с никчемностью сделок – суды не всегда считают нормы статьи 38 Закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц» основными для оценки таких сделок.

Большую проблему составляют споры, связанные с незаконными действиями нотариусов. Так, в последние годы были многочисленные случаи, когда частными нотариусами по поддельным решениям судов прекращалось право собственности владельцев недвижимости. С аналогичными проблемами столкнулась и Дельта – в связи с незаконными регистрационными действиями было потеряно несколько крупных объектов недвижимости, которые были у банка в собственности.

Есть несколько тревожных процессов. Так существуют проблемные категории дел, связанные с желанием заёмщиков расторгнуть кредитные договора и договора залогов через суд. Например, в Верховном суде Украины слушается дело о недействительности пула кредитов связанных между собой заёмщиков – владельцев крупного бизнеса — и выведении из ипотекикоммерческой недвижимости – помещений в центре Киева. В этих помещениях размещаются офисы и магазины одежды и аксессуаров luxury-сегмента. Сумма задолженности по этим кредитам более 450 млн. грн. Несмотря на очевидную незаконность требований, суды разных инстанций принимали разные решения по данным спорам. А последнее, позитивное для Дельты решение заёмщики оспорили в суде кассационной инстанции и Верховный суд уже несколько раз переносил слушание дела.

— Подавали ли иск к экс-собственнику Дельты Николаю Лагуну?

— Фонд и банк уже подали более 500 заявлений о совершении уголовных преступлений. Из них в отношении связанных с банком лиц и собственников, в том числе в отношении господина Лагуна, – 177 заявлений. До сих пор дела расследуются. В этих делах Фонд и банк признаны потерпевшей стороной. После их передачи в суд мы сможем подать гражданские иски в рамках уголовного дела. Банк также проводит колоссальную работу по сбору доказательств, чтобы Фонд гарантирования мог подать иск по факту недостаточности имущества к собственникам и бывшим топ-руководителям банка, действия которых нанесли ущерб кредиторам Дельты.


: Минфин

Рекомендовать:



Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Темы
Финансовые технологии
Экономика
Нормативно-законодательная база
Финансы
Депозиты
Кадровые перестановки
Обзор рынка
Банки
Рейтинг банков
События
Кредитные брокеры
Мошенничество
Потребительское кредитование
Акулы бизнеса
Финансовые пирамиды
Интересное в мире финансов
Платежные системы
Пластиковые карты
Денежный перевод
Кредитные союзы

Все темы >>>
Рассылка

Анонсы | Подкасты | Акции | Реклама | Песочница | Партнеры | О нас | Правовая информация

Страховой каталог INS.ORG.RU Rambler's Top100 Система Orphus
©2007-2018 TRISTAR.com.ua - твой финансовый навигатор!
© При полном или частичном использовании информации прямая гиперссылка на сайт TRISTAR.com.ua обязательна.